03.11.2016

Обзор концерта в Нижнем Новгороде от Татьяны Обуховой.

Обзор концерта в Нижнем Новгороде от Татьяны Обуховой.

Все по джазу

Джаз – это всегда хорошая идея. Особенно если это Международный джазовый фестиваль в Кремлевском концертном зале
 

Как только мы оказываемся в холле, нас подхватывает такая разношерстная волна гостей-меломанов, что прямо удивительно. Здесь вам и пары солидного возраста и вида, и целые семейные кланы с шаловливыми детьми, и молодежь – все они хотят приобщиться к музыкальному искусству.

В ожидании призывающих звоночков люди толпятся у входов в зал. В это время гостей развлекают танцующие под – естественно! – джазовую музыку пары. Но как только приходит время, все бросаются занимать свои места. Когда приветственная музыка затихает и на сцену выходит Сергей Жураков, толпа тоже моментально умолкает. И начинается…

 

 

Первым на сцену выходит нижегородский джаз-коллектив Home Trio, в составе которого выступают вышеназванный Сергей Жураков, контрабасист, Вячеслав Золотовский за роялем и Никита Знаменский на ударных. Этот «локомотив нижегородского джазового движения» был основанием всего первого отделения, а вишенкой на торте стали московские музыканты. Виброфонист Иннокентий Иванов и Антон Залетаев, заправляющий саксофоном, без которого и джаз – не джаз, выступали вместе с местными мэтрами. Среди различных композиций, несомненно, узнаваемых и не очень, были исполнены собственные произведения Иннокентия Иванова – «На волне» и «Колыбельная». Идея и сюжет последней хоть и были перед исполнением раскрыты автором, но все это и без того угадывалось в музыке. Маленькая деревенька, домик на окраине, молодая мать укачивает ребенка, тот спит, и снятся ему сны... Сначала хорошие, яркие, необычные, но потом напряжение нарастает, и это превращается в кошмары... Ребенок плачет, но подходит мама и говорит: «Все хорошо, я рядом, спи». Нарастающая вместе со страшными снами музыка тоже вновь успокаивается, и в голове снова возникает идиллическая картинка. Не то чтобы джаз, в принципе, был бессюжетной музыкой, но он больше несет какие-либо эмоции слушателю, нежели рассказывает ему историю. А здесь было именно так. Музыка, история, эмоции переплетались воедино.

Иногда, заслушавшись, мы забывали обращать внимание на самих музыкантов. А посмотреть там было на что: искренние эмоции и чувства захлестывали их. Прежде всего, абсолютная любовь к джазу, к своему делу, к сиюминутному музыкальному мгновению. Особой страстью было озарено лицо Никиты Знаменского за ударными – невероятный драйв правил его жестами, мимикой и музыкой, а сам он, несомненно, получал нереальное наслаждение от всего происходящего. 

 

 

 

Во втором отделении на сцене мы увидели ведущих джазовых исполнителей-участников квартета Алексея Подымкина, среди которых был саксофонист Стас Майнугин (г. Ярославль), собственно, сам пианист Алексей Подымкин (г. Москва), барабанщик Ильдар Нафигов (г. Москва) и контрабасист Ян Фечо (г. Прага). Венцом всего концерта стало появление ньюйоркской джазовой певицы Шэнел Джонс. Яркая, эффектная, с сильной энергетикой, эта женщина и своим исполнением, и видом наполнила фестиваль истинной джазовой атмосферой. Уже подуставшая публика вмиг оживилась и вновь стала активно покачивать головами и подергивать ногами в такт музыке, попадая с ней на одну волну. Голос Шэнел Джонс, звучный и... джазовый, ее глубокая увлеченность происходящим и способность быть заводной на сцене восхищали и мысленно переносили в Нью-Йорк 60х годов. Эмоциональностью и драйвом с ней мог сравниться только Ильдар Нафигов – и почему-то снова за ударными оказалась концентрация вовлеченности в музыку.

После фестиваля выходишь из филармонии уставшим и довольным. Остается такое тонкое музыкальное послевкусие, а в голове кто-то – наверное, Шэнел Джонс – напевает «Septe-e-ember in the ra-a-ain…». 

 

Фото: Анастасия Романова

Ссылка на источник здесь.